Казанский институт эпидемиологии и микробиологии в Великой Отечественной войне - Все для победы

Перед войной в системе здравоохранения СССР насчитывалось до 20 отраслевых институтов,  по своему оснащению и кадровому потенциалу способных вести работу с патогенными микроорганизмами (в т.ч. 3 специализированных противочумных института). Такого количества было в принципе достаточно для решения научно-практических задач санитарной безопасности в мирное и военное время. Но в первые же месяцы войны более половины из них (в т.ч. все 4 московских и ленинградский) пришлось срочно эвакуировать из прифронтовой полосы. Возможности переориентации специализированных сибирских и дальневосточных институтов были ограничены уже их географической удаленностью - тем более, что нападение Японии тогда считалось очень вероятным, а угроза применения самураями бактериологического оружия воспринималась крайне серьезно.

Казанский институт (наряду с Горьковским ИЭМ) практически оказался самым близким к фронту учреждением микробиологической науки, располагавшим необходимым лабораторным оборудованием и производственной базой. Еще один ИЭМ находился в Куйбышеве (Самара), но был сравнительно маломощным (впоследствии его расформировали). Кроме того, продолжал функционировать противочумный институт в Саратове. Другие ИЭМ работали в Молотове (Перми) и Свердловске. На эти  институты и легла основная нагрузка решения отраслевых задач военного времени.

Состояние Казанского  микробиологического института к началу Великой Отечественной войны было весьма далеким от боеготовности. Тем не менее его коллектив оказался в состоянии достаточно быстро перестроить работу в соответствии с требованиями фронта. Уже в июле 1941 г. действующей армии была поставлена первая партия антигангренозных сывороток – первых лечебно-профилактических препаратов, промышленный выпуск которых освоил институт  за годы войны.

В августе 1941 г. в Казань прибыли ведущие сотрудники Московского института им. Гамалеи во главе с профессором В.Л.Троицким, развернувшие работу на базе КИЭМ. Вскоре к ним присоединилась и группа ленинградских ученых (в их числе основоположник медицинской микологии профессор П.Н.Кашкин). Такое научное пополнение, конечно, самым благотворным образом сказалось на деятельности института. Одновременно резко активизировалось сотрудничество между ВУЗами и научно-исследовательскими организациями  самой Казани (в предвоенный период в их отношениях проявлялась некоторая разобщенность).

Особенно тесные связи у КИЭМ установились с КГМИ  и Казанским филиалом АН СССР, на базе которого тогда работали многие центральные академические институты, в т.ч. Физический институт им. Лебедева (ФИАН).

1 сентября 1941 г. директором КИЭМ была назначена москвичка Полина Альбертовна Вершилова, остававшаяся на этом посту до лета 1943 г. В ее лице институт вновь обрел твердого и очень энергичного руководителя. После нее институтом руководила ленинградка Анна Романовна Конова, которую с самого начала 1945 г. сменила Антонина Михайловна Волкова (Борзунина). Все эти руководительницы проявили себя наилучшим образом и внесли большой личный вклад в решение задач, стоявших перед Казанским институтом в годы войны. После войны П.А.Вершилова долгое время работала заместителем министра здравоохранения РСФСР.